Мавзолей в Галикарнасе (галикарнасский мавзолей)

Мы привыкли, что мавзолеями именуют превосходные погребальные сооружения, а почему – помнят не все. Естественно, мы знаем про Мавзолей Ленина на Красноватой площади, и про Тадж-Махал – из учебников истории.

Меж тем слово «мавзолей» не имеет дела к чему-то, связанному с погребальными ритуалами – это слово появилось из обыденного имени; ну, может, и не обыденного, а королевского, но всё-таки просто имени человека.

Мавсол – так звали старого царя, правителя городка Галикарнаса, находившегося на местности Малой Азии. Этот город живёт до сего времени – сейчас он именуется Бодрумом и является одним из туристских центров Турции. А именовать погребальные сооружения мавзолеями стали с того времени, как уникальная гробница этого правителя была признана одним из 7 чудес света. Собственной красотой эта гробница превосходила все, что были построены когда-либо ранее, и римляне, на которых она произвела сильное воспоминание, в первый раз окрестили её мавзолеем.

Правитель Мавсол правил Карией в IV веке до н. э. Тогда эта местность была колонией Персидской империи, но Мавсол не раз стремился избавиться от владычества персов. Хотя это ему не удалось, но в своём королевстве он оставался полновластным и ожесточенным, по показаниям современников, правителем. Вступив на престол Карии в Триста 70 семь году до н. э., Мавсол здесь же ввёл огромное количество налогов, причём некие из их могут показаться нам несуразными: чего стоили, к примеру, такие налоги, как на волосы либо похороны.

Все же, царю удавалось удачно собирать эти налоги, и строить на эти средства пышноватые дворцы, храмы, декорировать свою столицу красивыми статуями и становиться при всем этом всё богаче.

Мавсол был так известен, что его даже изображали на монетах других государств, а свою шикарную гробницу он начал строить ещё при жизни, хотя тогда, не считая фараонов Египта, так не делал никто из правителей. Очевидно, гробница Мавсола строилась на средства налогоплательщиков, и монарх был уверен, что так и должно быть.

Место для гробницы было выбрано на склоне холмика, и объявлен конкурс, чтоб избрать наилучших архитекторов. Многие греческие мастера приняли роль в конкурсе, но одолели Пифей и Сатир. Им и было доверено выстроить потрясающую усыпальницу, отражающую всё величие карийского правителя.

Будучи ожесточенным и императивным правителем, Мавсол был не очень любим народом и даже своими приближёнными. Молвят, что по-настоящему царя обожал только один человек – его жена Артемисия, которая к тому же была его родной сестрой. Из истории мы знаем, что в почти всех странах посреди членов королевских семей длительное время были приняты так именуемые инцестные браки – меж близкими родственниками. К примеру, так было в Старом Египте.

Есть версия, что строить мавзолей отдала приказ конкретно Артемисия, уже в Триста 50 три году, после погибели жена, желая таким методом увековечить свою любовь и память о нём. Но большая часть учёных считают, что мавзолей начали строить при жизни императивного правителя, а Артемисия продолжила строительство.

Галикарнасский мавзолей был построен приблизительно в одно время с храмом Артемиды в Эфесе: их даже строили одни и те же архитекторы. Но усыпальница царя Мавсола отличалась от греческих сооружений и храмов, и в её чертах очевидно выслеживалось воздействие Востока, хотя греческие каноны тоже почти во всем соблюдались. Можно сказать, что это было смешение стилей, не имевшее аналогов в то время, но потом нередко повторявшееся в восточной архитектуре.

Пифей и Сатир выстроили практически квадратное сооружение, на нижнем этаже которого находился останки царя и королевы – в золотых погребальных урнах. Это помещение размещалось снутри большой камеры, высота которой была около 20 м, а площадь занимала 5 тыщ кв.м. Камера была облицована отполированными беломраморными плитами, а помещение, где стояли урны, охраняли впечатляющие каменные львы.

Верх нижнего этажа был украшен фризом – непрерывной полосой рельефов, изображающих схватки греческих воинов с амазонками. Фриз был сотворен самыми известными и профессиональными архитекторами тех пор: Скопасом, Бриаксисом, Тимофеем и Леохаром, работавшим у самого Македонского и очень почетаемого величавым Платоном.

2-ой этаж усыпальницы окружали 30 6 колонн; меж ними стояли статуи из мрамора, а крыша была выполнена в форме пирамиды из 20 четыре ступеней, увенчанной скульптурным изображением квадриги. Мраморные квадриги – древние колесницы, запряжённые четвёркой лошадок, нередко декорировали греческие и римские дворцы и храмы, а в колеснице, изображённой на крыше усыпальницы, стояли большие фигуры самого царя и его супруги.

Мавзолей в Галикарнасе окружало огромное количество скульптур всадников, львов и других животных. Можно сказать, что это сооружение не было всего только усыпальницей, но числилось храмом, куда приходили обитатели и гости городка, чтоб оказать почести праху величавого Мавсола, как если б он был богом.

Скульптура самого Мавсола, сделанная известным Пифием, сохранилась до наших дней, и мы можем представить, каким был императивный и ожесточенный правитель Карии.

Художнику удалось передать деспотический нрав Мавсола, причём даже по очам видно, что этот правитель не был хорошим и справедливым.

Изображение королевы было совершенно другим: она просто кажется величавой, царственной и прекрасной дамой, глаза которой выражают тихую грусть, хотя в их и нет зрачков, по принятым канонам древнегреческого искусства. Естественно, архитектор Скопас, также очень узнаваемый в своё время, несколько приукрасил вид Артемисии, но смог передать в её изображении ту любовь и преданность, которую она одна испытывала к царю Мавсолу.

Усыпальница Мавсола могла бы считаться прекрасной, если б не была таковой монументальной, праздничной и подавляюще шикарной. Статичность сооружения видна даже на рисунках: глухие стенки первого этажа, пирамида, венчающая крышу – всё это смотрится очень массивно, даже мрачновато.

Потому, хотя в этом необычном монументе соединялись все три главных стиля древнегреческой архитектуры, по сопоставлению с приемлимо греческими сооружениями и храмами, светлыми, лёгкими и величавыми, он кажется достаточно тяжёлым, и выражает быстрее восточные традиции.

Все же, находясь в центре городка, мавзолей царя был отлично виден посреди других храмов, в особенности с моря. Ведь Галикарнас спускался к морю, так что путники, прибывающие в Карию на кораблях, издалека могли увидеть усыпальницу Мавсола, которую не могли превзойти даже храмы греческих богов, стоящие выше.

Копии галикарнасского мавзолея строились по всему миру, но они не получили таковой известности, а вот усыпальница Мавсола простояла длительно – практически Одна тыща девятьсот лет. Но в XIII веке мавзолей был повреждён землетрясением: сместился фундамент, свалилась часть верхней пирамиды и мраморная квадрига.

Совсем разрушили волшебство света крестоносцы, когда в XVI веке готовились в Галикарнасе, называвшемся тогда Мезиной, к встрече врага – султана Сулеймана Прекрасного.

Найдя полуразрушенное древнее сооружение, они начали разбирать его, чтоб укрепить замок. Мраморные плиты и глыбы использовались в качестве материалов для укрепления, и через некое время крестоносцы нашли большой прекрасный зал, с мраморными колоннами, барельефами и украшениями. Рыцари были восхищены находкой, но продолжили свою работу – ведь война и строительство укреплений для их были важнее. Потому они разобрали и эти стенки, увенчанные изображениями героев, батальных сцен и даже величавых битв.

Но рыцарей ожидала ещё одна уникальная находка, в небольшом помещении, находившемся снутри огромного зала: красивый надгробный монумент и золотые погребальные урны. Крестоносцы не тронули монумент, и даже не оставили охрану, потому что должны были отражать атаку нападающих. Позже, возвратившись на это место, они не отыскали золота и сокровищ, и даже сам монумент пропал: остались только обрывки золотой ткани и маленькие золотые пластинки, разбросанные по земле – в мавзолее побывали похитители.

Свидетельство крестоносцев – единственное подробное, дошедшее до нас из глубины веков. После чего мавзолей в Галикарнасе, нареченный чудом света, не стал существовать.

Осколки мавзолея были найдены случаем, как и многие чудеса прошлых времён. Это случилось в XIX веке: было увидено, что в строительстве турецкой крепости в Бодруме применено много прекрасных мраморных плит, увенчанных необыкновенными барельефами. Об этом вызнал сэр Ньютон, прошлый тогда послом Великобритании в Турции, и сообразил, что неподалеку от крепости должна была находиться гробница Мавсола. Поиски увенчались фуррором: были найдены не только лишь барельефы работы величавых греческих мастеров, да и скульптуры царя и королевы, хотя и расколотые на части.

Мраморная лошадиная голова необычной формы поначалу привела исследователей в замешательство – ведь античные греки были известны своим искусством отражать достоверные черты всех предметов, но позже загадка была разрешена.

Голова лошадки была целой, а её вытянутая форма и метровая длина разъяснялась просто: лошадка была одной из четырёх, стоявших на крыше мавзолея, на высоте Шестьдесят м над землёй. Когда на этих лошадок смотрели снизу и издалече, они казались нормальными. Так что древнейшие греки вправду были уникальными и непревзойдёнными мастерами, и остаются такими в очах восхищённых потомков.

Сейчас крепость в Бодруме и те камешки, что остались от величавой гробницы Мавсола, стали музеем для огромного количества туристов и путников. В музее Бодрума, как и в Галикарнасском зале Английского музея, хранится много фрагментов статуй, барельефов, и практически целые скульптуры и декоративные детали мавзолея.

Так что, если ассоциировать судьбу гробницы Мавсола с судьбой других чудес света, можно сказать, что ей подфартило – она лучше сохранилась. Считать ли мавзолей в Галикарнасе монументом любви, как Тадж-Махал – вопрос спорный, но сила творческой мысли старых строителей не много кого из наших современников может бросить равнодушным…

Гатаулина Галина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *